Создать сайт на a5.ru
Более 400 шаблонов
Простой редактор
Приступить к созданию

Заповедник иглошкура

 

   – Знаете, если отбросить в сторону не касающиеся дела подробности, я бы не советовал вам выходить из этого дома без оружия, – предупредил старый егерь, Эван Крас, молодого человека напоследок.
   Наблюдая за тем, как его подопечный с нескрываемым увлечением собирает в дорогу свой походный рюкзак, он невольно улыбнулся его сосредоточенной, и в то же время достаточно деловой для предстоящей экскурсии хватке.
   – В конце концов, это заповедник иглошкура, а не обычный городской зоопарк! – добавил Эван Крас, помолчав.
   – Отчего же, если я сам так решил? – удивленно переспросил молодой человек, на время отложив свой походный рюкзак
   С нескрываемым удивлением обернувшись к своему собеседнику, он выжидающе приподнял одну бровь.
   – Дело в том, –  пояснил Эван Крас свою мысль. – Что без оружия, если со мной вдруг что-то случится в дороге, вы не протянете в этих местах даже дня. И чтобы вы не подумали, что я просто шучу, мне будет лучше открыть вам перед экскурсией один небольшой секрет.
   – Секрет? – непонимающе уточнил молодой человек. – И в чем же он заключается, позвольте спросить?
   – Мы никогда и, отмечу, никого не принуждаем жить общепринятыми правилами морали, или обычным природным благоразумием. Хотя природное благоразумие, на мой взгляд, превыше всего! Именно поэтому я и не хотел бы, чтобы вы провели подобную экскурсию в этих местах. На мой взгляд, здесь для вас будет слишком опасно.
   Молодой человек помолчал, обдумывая поставленный перед ним Эваном Красом вопрос, но покачав головой, возразил:
   – Ну что ж, возможно вы правы. Однако я уже все решил. В конце концов, животные в заповеднике не вооружены, и все же уживаются здесь между собой в условиях дикой природы. А значит, мы будем с ними в некотором смысле на равных. Или вы считаете, что я в этом вопросе не прав?
   – Вообще-то, я говорил не об этом, – поправил Эван Крас, невольно улыбнувшись такому наивному, и явно несколько поспешному логическому выводу. – Похоже, вы начитались исторических сказок, молодой человек. Когда-то, согласен, природа Земли была не настолько воинственна, как теперь. По крайней мере, пятьсот лет назад, еще до экологического взрыва и некоторых генетических испытаний человека над дикой природой все было иначе. Но в наше время все стало не так. Посмотрите на природу, которая окружает нас в этих местах, и запомните для себя самое главное. Мы здесь поставили своего рода границу. Черту, на которой жители Земли защищают свою территорию от нового вида мутировавших животных. По сути, это единственные экземпляры животных, которые остались на Земле к нашему времени. То есть, всего лишь пять достаточно крупных и независимых от нашей цивилизации видов. Таких, как иглошкур, длиннорог, птицеящер, тирозавр, и самый немногочисленный вид из всех, гипнотерх. И у каждого из этих видов есть свои заповедные места, которые они не покидают.
   – Да, я об этом где-то читал, – согласился молодой человек, невольно улыбнувшись при этом. – Скорее всего, в общепланетном вестнике Нептуна, еще дома. Своего рода негласный договор между людьми и мутировавшими видами животных в заповедных местах. Вы не выпускаете этих животных за пределы границ заповедника, а они не принимают людей, которые осмеливаются забраться на их территорию без согласия, насколько я помню из прочитанной мной статьи, их некоего общего стадного разума. Но мне кажется, что это глупо.
   – Что именно глупо? – удивленно приподнял одну бровь Эван Крас.
   Молодой человек, а точнее Велес Лопес, прилетевший в этот заповеник с Нептуна, помолчал, и спросил его прямо:
   – Почему вы не уничтожили их всех без остатка? В конце концов, если они представляют собой такую опасность для вашей планеты, было бы проще стереть их с лица Земли навсегда. И насколько я знаю, у вас уже имеется для этого достаточно средств и возможностей.
   – Ах, вы об этом, – Эван Крас невольно улыбнулся ответу нептунианина. – На самом-то деле, люди уже пытались сделать нечто подобное со своей планетой около пятисот лет назад, после чего на Земле уцелели только мелкие, и очень слабые виды. Вот только природа поставила нашу цивилизацию перед выбором. Либо экологический дисбаланс и вырождение планеты в целом, либо… ну, скажем, то, что получилось к нашему времени. По сути, иглошкур и ему подобные виды, всего лишь результат давней войны человека с природой. Я имею в виду природа, или точнее мы сами, спровоцировали нашу планету на появление таких бронированных танков, как иглошкур. Отмечу на всякий случай, чтобы вы, наконец, поняли, о чем я говорю, что этот конкретный биологический вид вооружен всеми атрибутами защиты и нападения одновременно. Клыки, когти, броня, молниеносная реакция, быстрая регенирация тканей и полная нетерпимость к людям вообще. И это лишь малая часть того, что они имеют в наличии!
   Завязав по ходу разговора свой походный рюкзак, Эван Крас привычным движением руки закинул его на плечо.
   – Именно поэтому я и посоветовал вам сделать более правильный выбор, – пояснил он, обернувшись. – Либо взять с собой оружие помощнее, либо позволить мне проводить вас назад. Поверьте, вы здесь скорее всего погибнете, молодой человек ж. Ааль! В вас есть что-то от милого, наивного, но слишком уж любопытного для нашей природы ребенка. В будущем, я полагаю, из вас может развиться человек, который и станет полноправной частью планеты Земля. Своего рода, новый старый вид, который в физическом развитии не будет уступать нашей природе ни в чем. И который, отмечу, уже ходил по планете Земля около пяти-семи тысячелетий назад, прекрасно зная все ее проявления как свои пять пальцев, и не заблуждаясь в фантазиях об ее скрытых ловушках.
Молодой человек недоуменно нахмурился.
   – Возможно, вы правы, – кивнул он, помолчав. – Но вы ведь в этих местах как-то ходите. Почему же у вас с собой только пара ножей, охотничье ружье, да обычный спальный мешок?
   Вместо ответа Эван Крас показал рукой в окно на несколько удаленный горизонт, видневшийся приблизительно в вух километрах на уровне неровной линии сопок.
   – Посмотрите на ту сопку, которая находится в нескольких километрах от нас, – предложил он, обернувшись. – Вы ее отчетливо видите? Она ведь не слишком далеко?
   – Ну, не настолько далеко, чтобы я не смог ее рассмотреть, – подтвердил молодой человек. – Но что вы хотите этим сказать?
   – Представьте, что это и есть иглошкур, который видит нас так же хорошо, как и мы его, – пояснил Эван Крас свою мысль. – То есть, он видит, что делаем мы, а мы видим, что делает он. В некотором роде, этот пример показывает, что у нас с ним молчаливое признание жизненно выбранного нами пространства. Поверьте, мы, егеря, никогда не приближаемся к иглошкурам, если видим, что они не хотят нас признавать. Открою вам для порядка еще один небольшой секрет. Есть у меня один старый знакомый, который запомнил меня еще с детства, когда я спас его от верной гибели в горном озере у водопада. Он частенько провожает и встречает меня на границе заповедника, но мы никогда… повторяю, мы никогда не приближаемся друг к другу на расстояние ближе, чем сотня, другая метров. По сути, если я хочу его чем-то угостить, я просто жду, когда он это увидит, а потом кладу свое подношение на землю, и тут же ухожу. И все! Поверьте, ничего более, потому что с тех пор, как он вырос почти в трехметрового взрослого самца, я уже не рискую приближаться к нему так близко, как раньше.
   – А как к этому относится он? – с любопытством поинтересовался молодой человек.
   – Хм, похоже, это его вполне устраивает, – признался Эван Крас, поправив на плече свой похоный рюкзак. – Не знаю каким образом, но он меня запомнил еще с детства и терпит. И только он один не позволяет другим сородичам на меня нападать. И все же, его рефлекс неприязни к человеку с каждым годом возрастает все больше. Скорее всего, это происходит из-за поразительной способности его биологического вида контактировать со своими сородичами через непостижимую для нас взаимосвязь их общего стадного разума. Они явно слышат друг друга, и в каком-то смысле, терпят наше присутствие здесь только потому, что не считают нас, егерей, частью нашей с вами цивилизации. Мы для них скорее уж часть местной природы. Часть привычных явлений этого заповедника! Уверяю, возможно, иглошкуры и не обладают чересчур большим интеллектом, но эту природную грамотность они соблюдают неукоснительно.
   – Поразительно! – признался молодой человек, удивленно посмотрев на своего собеседника. – Однако мне хотелось бы узнать, почему так случилось?
   – Думаю, они не собираются менять то, что сложилось здесь за прошедшие пятьсот с лишним лет. И я вполне принимаю это, учитывая что именно люди пытались сделать с ними в далеком прошлом. Подозреваю, что иглошкуры все еще помнят это где-то на уровне генетической памяти! Вот в чем ответ и скрытый смысл их поведения, на мой взгляд. По крайней мере, я именно так и считаю.
Эван Крас посмотрел на постепенно светлеющий горизонт, и помолчав, спросил:
   – Ну, так что? Вы не передумали?
   – В каком смысле? – непонимающе уточнил молодой человек.
   – Я имею в виду, останетесь здесь, в заповеднике, или позволите мне проводить вас назад? В конце концов, если вы захотите, я просто вам покажу своего старого знакомого, и вы удовлетворите свое любопытство. А после этого вернетесь к себе домой на Нептун. Кстати, когда мы шли сюда, он нас сразу увидел…
   – А я его нет, – удивленно признался молодой человек. – Почему так случилось?
   – Когда это нужно, иглошкуры могут оставаться незамеченными практически в любой части этого заповедника. По крайней мере, для глаз неопытного человека. Но, чего вы хотите? Они хорошо знают эти места. Для них здесь все знакомое и свое. Ведь как говорится, в родном доме даже стены помогают, и для них это единственный существующий образ правильной жизни, который идет от природы!
   Молодой человек еще раз обдумал слова Эвана Краса, и неожиданно просветлел лицом.
   – Знаете, а вы меня уговорили, – сазал он, улыбнувшись. – По правде сказать, чего-то такого я и ожидал от нашей экскурсии, так что встречи с вашим знакомым для меня будет достаточно. В конце концов, мне не хотелось изучать этот биологический вид в закрытом городском зоопарке. Но увидеть, как вы общаетесь друг с другом посреди дикой природы… ну, думаю, это будет именно то, что я и искал на Земле. По крайней мере, это действительно куда интереснее, чем искать себе неприятности.
   – Тогда берите свой рюкзак, и идите за мной.
   Дождавшись, когда молодой человек соберет свои вещи в рюкзак, Эван Крас показал рукой на одну из банок консервов взятых им с собой в дорогу.
   – Кстати, я заметил у вас в рюкзаке банку кукурузы. Вы не против, если я угощу его кукурузой? Извините, конечно, но он ее любит.
   – Ну что вы. Непременно берите! – как само собой разумеющееся подтвердил молодой человек. – Она мне, получается, уже не нужна.
   – Вот и договорились, – удовлетворенно кивнул Эван Крас. – На самом-то деле, тонкая жесть и консервированная кукуруза поднимут его настроение. Надеюсь, вы знаете, что шкура иглошкура так же прочна, как легированная сталь? Таким стало их развитие после мутаций. Присутствие в организме повышенной концентрации железа одна из причин, почему иглошкура невозможно убить обычным оружием. Что по-мне, для войны с нынешней природой Земли нам нужна артиллерия. Или как минимум бронебойные пули, иначе животные воспримут наши выстрелы как легкий флирт с добавкой щекотки.
   Молодой человек понимающе улыбнулся.
   – Вообще-то, я это тоже читал, – признался он, кивнув головой. – И все же, перед тем как вернуться домой, мне хотелось бы посмотреть, на что похожа жизнь местной природы. Ведь если разобраться, именно для этого я сюда и прилетел.
   – Поверьте, вы в любом случае ничего не потеряете, – заверил Эван Крас, проверив свое походное снаряжение еще рз. – Все что нужно, вы увидите по дороге назад. Рисковать вам в любом случае не стоит. В конце концов, вы же не хотите получить неприятности, если что-то случится?
   – Согласен, неприятности мне ни к чему, – охтно кивнул молодой человек.
   Эван Крас посмотрел на жителя закрытых куполами городов Нептуна потеплевшим взглядом, и удовлетворенно улыбнулся.
   – Тогда идите за мной очень тихо, – предупредил он, направляясь в сторону выхода. – К полудню мы доберемся до перевала, где расположены наши защитные кордоны, и на время остановимся там. Уверяю, на Земле еще остались места, на которые стоит посмотреть даже нам, землянам. Что уж говорить о вас. В, скорее всего, таких вещей у себя на Нептуне никогда раньше не видели.
   – Что права, то правда. Я по своей природе горожанин, а покрытый вечными льдами Нептун не располагает к олгим прогулкам вне куполов поселений. Так что вы угадали.
   – Тогда в путь. У границы заповедника мой старый знакомый обязательно выйдет на открытое пространство. Мы там каждый раз как бы приветствуем друг друга, если долго не виделись до этого. А все остальное я вам расскажу на обратном пути. Если вы, конечно, не против.
   Он посмотрел на неровную линию сопок за окном, и отвлеченно спросил:
   – Кстати, как вы думаете, может мне когда-нибудь написать небольшой рассказ о нашей прогулке по этим местам? В конце концов для тех, кто не видел этих сказочных мест, было бы интересно узнать, что местные жители знают о здешней природе.
   – Думаю, попробовать стоит, – кивнул молодой человек, глядя на окружающую их природу. –  Во всяком случае, рассказчик вы интересный.
   – Ну что ж, возможно, вы правы. Когда-нибудь я так все и сделаю, – Эван Крас улыбнулся, и открывая входную дверь, напомнил. – А теперь в дорогу. Мы слишком задержались за разговорами, а путь у нас впереди не из близких.
   Молодой человек поудобнее разместил на плечах свой походный рюкзак, и вышел из дома следом за Эваном Крассом. После чего они неспешно направившись в сторону сопок. Туда, где по словам Эвана Краса и обитал его старый знакомый.
   К полудню заповедник окрасился самыми разнообразными красками жизни, и Велес Лопес с энтузиазмом делал снимок за снимком, желая запечатлеть для себя эти места. Места, где он, возможно, больше никогда не окажется.
Но это было не важно, решил для себя Велес, неспешно осматривая окружающий лес. Он был нептунянин, а эти места были для него совершенно чужими. Значит, он был здесь всего лишь временный гость, и прекрасно помнил об этом.
   К кордону они вышли все тем же прогулочным шагом, и остановились на цветущей поляне возле горного озера. Именно здесь должна была состояться встреча со старым знакомым Эвана Краса.
   Для них наступил новый день. День, заполненный невероятными событиями и неожиданными для жителя холодных просторов Нептуна впечатлениями.
   По Земле шествовала новая эра. Эра разумного взаимоотношения человека с природой! Природный баланс приходил в норму, и люди вполне понимали, что все это логично и правильно! А кроме того…
   Ну, а кроме того (насколько на Земле знали все), на огромных просторах галактики, цивилизация планеты Земля была признана всеми разумными расами, как единственная достойная жизни своей планете разумная цивилизация! Именно с большой и величественной для развитого человечества буквы. И именно под названием Человечество, – мудрая цивилизация планеты Земля…
                                                                                                По Земле…
                                                                                                   Что и следовало ожидать…  
                                                                                                       Давно шествовала новая эра!


© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.