Создать сайт на a5.ru
Более 400 шаблонов
Простой редактор
Приступить к созданию

Необитаемый Мир

 

   Двигатель выдал последний хлопок, пару раз жихнул глухими тонами затихающих запасных генераторов, и заглох. Тишина распространилась по звездолету Скай Стара зловещим, угнетающим звоном в ушах. Скай Стар отключил системы навигации, проверил контуры уже молчавшего главного двигателя, и переключил оставшуюся энергию с аварийного генератора на систему жизнеобеспечения в капсулах анабиоза, где находилась вся его семья. На этом его основные дела и закончились…
И только после того, как Скай Стар убедился, что с семьей все в порядке, он тут же решил осмотреться на местности.
Вообще-то, Скай Стар понимал, что ему повезло. Звездолет находился уже на земле, когда заглох даже запасной генератор, так что, только невероятное чудо спасло его с семьей от неминуемой гибели. И все же, перед тем, как приземлиться на этой планете, ему пришлось попотеть.
На самом-то деле, неполадки начались неожиданно, из-за внезапного энергетического всплеска двойной звезды в созвездии Лиры. Его звездолет находился слишком близко от вспышки, и часть пронзившей его корпус энергии повредила ионосборники маршевых двигателей. Скай Стар просто не смог все устранить на ходу, поэтому совершил аварийную посадку на ближайшей подходящей планете.
 Ном-1
Как бы там ни было, уже оказавшись в безопасности, он отключил все основные системы, и задействовал запасной генератор. К сожалению, генератор был слабоват для полета в открытых просторах Вселенной, но для второстепенных проблем вполне подходил.
Проверив работу систем освещения, состояние отсека анабиоза и капсулы в нем, Скай Стар облачился в легкий скафандр и с парой ремонтных роботов вышел наружу, чтобы обследовать сборники энергии, на которые пришелся основной удар от вспышки звезды.
Выйдя наружу, Скай Стар первым делом осмотрел звездолет. Насколько он понял, посадка оказалась достаточно жесткой, чтобы это могло его повредить, но ничего страшного не случилось. По крайней мере такого, что он не смог бы исправить подручными средствами.
С этой мыслью он и направился в долину, обследуя не знакомую планету. Планета встречала его холодным негостеприимным молчанием. В разреженном воздухе не было слышно ни звуков птиц, ни рычаний животных. Казалось, что это был безжизненный умирающий Мир!


...
– Черт, – подвел итого он, найдя, наконец, причину поломки. – Дорогая, мне придется вас разбудить.
Он вернулся, и отключил систему анабиоза, чтобы разбудить всю семью. Затем по очереди вывел их из сна.

Он вернулся, и отключил систему анабиоза, чтобы разбудить супругу с детьми. Затем по очереди вывел их из фазы сна.
– Извини, дорогая, – сказал он, глядя, как Лилия выходит из отсека анабиоза. – Мне пришлось вас разбудить. Дело серьезное. Одному мне просто не справиться.
Осмотрев хмурые лица детей, он невольно улыбнулся.
– Итак, команда, будем работать все вместе. Если не хотим остаться на этой планете навсегда... постараемся все исправить!
– Только не это, – возмутились дети, с улыбкой глядя друг на друга.
И невольно улыбнулись своим одновременным ответам.
– Остаться здесь навсегда… скажешь тоже, отец, – подвел итог старший сын.
– Это не для нас, – заверила младшая дочь.
 ...
Скай Стар не знал, какой эта планета была когда-то, но судя по оставшимся следам, на ней была жизнь. Но теперь она была необитаема. Что, впрочем, был плюс, размышлял он. У него не должно было возникнуть проблем с аборигенами.
На снимках, сделанных еще на орбите, он обнаружил множество развалин, словно жители этого Мира ушли отсюда совсем недавно. Относительно недавно, конечно, если учесть, что это случилось не более чем пятьсот лет назад!
И в первый же день он обнаружил необходимый ему источник энергии!
Имея накопитель энергии, он мог запасти ее в достаточном количестве, чтобы добраться до ближайшего населенного мира. Но проблема заключалась в том, что он не видел возможности это сделать на практике.

Он увидел энергетическое поле, а в нем странное красное свечение размером с грецкий орех.
Оказалось, что это кнопка распределителя, реагирующая на все живое.

– Странные процессы, – размышлял он. – Таких планет я нигде не встречал. И даже не слышал о чем-то подобном. Полей много и они повсюду.

Появилась вспышка, и зверь исчез в ней. Зверь, возможно, последний  на этой планете.
Скай Стар опасался этих полей, но теперь, увидев необъяснимое, подошел к ним вплотную, чтобы изучить.
Зверь не вспыхнул, не сгорел, распылившись на атомы, он просто исчез, словно перешел в открытую дверь куда-то. Скай Стар коснулся холодного красного пятна, и рука словно продвинулась вперед, исчезнув. Поняв, что он может ей двигать, он шагнул вперед. Терять было нечего, без помощи и он и его семья просто погибли бы. А это явно было творением разума!
И увидел человекоподобного.



– А что с остальными животными?
– Мы их вывезем по мере возможности, если жизнь сама не приспособится.
– Любопытно.
– А зачем пропадать добру? Мы видели Миры, где жизнь приспособилась почти к полному вакууму. Жизнь сама выбирает.
– Поможете мне с транспортом?
– Хорошо. Хотя мы давно привыкли к Земле-2.

 
Эпилог

Появилась вспышка, и зверь исчез в ней; возможно, последний  на этой планете! Поняв это, Скай Стар включил маршевый двигатель своего звездолета… пора было возвращаться домой!

 
Моделью ему служил генератор. Точнее то, что осталось от него. Созданная кем-то конструкция, генерирующая ток в поле-сетке невидимых для глаза магнитных полей.
Он надеялся найти помощь на этой планете, но ошибся. Планета давно была необитаема! Все, что он нашел, – это странное чудо инопланетного инженерного гения.
Без помощи он не мог вернуться домой. Связь не работала, а энергии для двигателей не осталось. Столкновение с небольшим метеоритом оказалось для генератора энергии роковым.
 "Три дня Апокалипсиса"

– Привет, страна! – возвестил приятным женским голосом приемник из включившегося с таймера смартфона. – Сегодня первое августа, суббота! Не забывайте, во многих магазинах нашего города началась предосенняя распродажа.
– Да-да! Все в нашем солнечном городе, на данный момент, обстоит именно так, – поддержал ее темпераментный мужской баритон второго диктора радиостанции. – Так что, вы не ослышались. Исходя из всех вышеперечисленных фактов, лично я непременно заеду в супермаркет Торонто, потому что погода этому только способствует. Словом, если вы не заметили, у нас все еще лето…
– Но не стоит забывать о наступающих холодах, – завершила его мысль диктор женщина, снова взяв инициативу в свои руки.
Низами посмотрел на стоявшие у изголовья кровати часы, и выключив все еще вещающий о каких-то прогнозах погоды приемник, слегка потянулся. Утро действительно выдалось до необычного солнечное, из чего можно было легко сделать вывод, что предстоящий ему отдых на природе у озера, к тому же вдвоем с Анжелиной, мог оказаться в итоге весьма перспективным во всех отношениях. Быть может даже, невольно подумал он, переведя взгляд на темноволосую девушку, мирно спящую рядом с ним под одеялом вплотную, сегодня он сделает ей предложение. Или, улыбнулся Низами, продолжая любоваться так отрешенно улыбающейся чему-то в своих снах Анжелиной, возможно, потом.
Подумав об этом, он снова посмотрел на часы, затем на умиротворенно улыбающуюся чему-то в своих снах Анжелину, и продолжительно попыхтел. Хотя, нет, понял он в следующее мгновение, предложение я сделаю именно этим же вечером, и ни часом не позже!
Словно почувствовав его настроение, девушка открыла глаза, и улыбнулась под его задумчивым взглядом спокойной, добродушной улыбкой.
– Мы будем жить вечно? – едва очнувшись, прошептала она.
– Конечно, солнце мое, – как само собой разумеющееся подтвердил Низами.
– Это значит, что ты меня никогда не забудешь? – словно засветилась от его слов Анжелина, поцеловав его в щеку.
– Это значит, что я тебя никогда не забуду, – умиротворенно подтвердил Низами, и наконец решившись, поднялся с кровати, поцеловав Анжелину в щеку в ответ. – А раз так, приготовь завтрак, женщина, а я пока пойду, посмотрю, что с машиной.
Анжелина посмотрела на него слегка удивленным и несколько не понимающим от услышанного взглядом, и выжидающе приподняв одну бровь возразила:
– Почему же так рано, мон'шер? Неужели простой отдых на озере для тебя настолько важен сегодня?
Низами понял, что едва не выдал свои тайные планы на вечер, и тут же одернул себя. У затухающего ночного костра, среди ярких звезд и каких-нибудь общих планов на будущееК тому же, рядом со сказочным озером, где так и кажется, что перед ними вот-вот появятся настоящие русалки, или их друзья водяные.
– Как бы там ни было, приготовь завтрак, женщина, – сказал он, улыбнувшись. – А я пока посмотрю, что с машиной…
Сказав это, он сразу ушел, оставив просыпающуюся девушку одну наедине со своими тайными мыслями.
 Тда-1
Уже прогрев свой авто, Низами достал из кармана небольшую коробку, в которой находилось припасенное им для предстоящего вечера золотое колечко, и рассматривая, повертел его в руке. Совсем простенькое, даже, казалось бы, совсем не приметное, но с достаточной смыслом для предстоящих событий. "Ты моя, и пока мы живы, я твой!". Эти слова были выгравированы внутри кольца по просьбе Низами для Анжелины. И именно его он решил взять с собой в качестве предсвадебного подарка на озеро, чтобы завершить этим красивым росчерком их романтические планы на вечер.
Посмотрев на подготовленный им сюрприз еще раз, Низами вернул свой подарок в коробку, спрятав в карман пиджака, и осмотрел собранные в багажнике вещи. Казалось бы, делать в гараже больше нечего, однако он решил все проверить, чтобы не допустить осложнений при реализации составленных им планов на вечер.
Склонившись в раздумьях над картонной коробкой, где находились все нужные вещи, Низами на мгновение задумался. И вдруг услышал громкий крик Анжелины, раздавшийся откуда-то из кухни их двухэтажного дома.
Не понимая, что происходит, он тут же бросился в дом. И только оказавшись на кухне, наконец-то понял, в чем дело.
Увидев Анжелину тщетно пытающуюся остановить кровь на расцарапанных кошкой руках, он даже не сразу нашел, что сказать.
– Не понимаю, что здесь случилось? – спросил он, хмуро глядя на беспорядок, царивший на кухне.
Едва сдерживая слезы, Анжелина сквозь редкие всхлипы ответила:
– Кошка, дура сбрендившая. Я увидела ее на подоконнике. Вся в крови, словно только что спаслась от собак. Я попыталась ее осмотреть. Просто посмотреть, что случилось… ведь она словно плакала, увидев меня… но она вдруг замерла, точно мертвая, а потом вдруг открыла совершенно бесцветные глаза, и со злостью бросилась на меня, будто непременно захотела убить! Она умудрилась не только поцарапать меня, но даже раза три укусить!
– Неужели? – удивился Низами, явно переставая понимать, что происходит; увидев, что царапины и укус на деле оказались даже хуже, чем он полагал, Низами серьезным тоном добавил. – Придется нам съездить в больницу. Если кошка сошла с ума, тебе нужно срочно сделать прививку. Только потерпи, пока я перевяжу твои руки. Договорились?
– Хорошо, – кивнула Анжелина, и улыбнулась, глядя как Низами торопливо открывает аптечку.
 Забинтовав руки Анжелы, Низами в то же мгновение отвел ее к машине, и они без задержек рванули в сторону ближайшей больницы.
Бедлам, царивший в городе, едва не спутал им планы. Попавшаяся на пути авария и несколько обширных пожаров в придорожных домах закупорили основные дороги, и Низами пришлось почти около часа искать объездные пути.
Низами ничего не сказал Анжелине, не желая расстраивать ее еще больше, но ему показалось, что происшествий в городе было подозрительно много. Попадавшие тут и там пожарные машины, кареты скорой помощи и вооруженные наряды полиции…
Он уже было облегченно вздохнул, увидев сверкающее окнами пятиэтажное здание центральной больницы, но облегчение тут же пропало, когда им дорогу перегородила пробка перед только что состоявшейся на перекрестке аварии.
– Черт, – выругался Низами, вынужденно остановив машину. – Что там случилось?
Увидев свободное место у края обочины, он вырулил к тротуару, полагая, что пешком они быстрее доберутся до больницы, но услышав выстрелы и крики женщин и мужчин на перекрестке, невольно похолодел от ужаса.
– Черт! Что происходит!? – воскликнул он, глядя на спешащих к перекрестку вооруженный наряд полиции.
И вдруг увидел такое, что заставило кровь в его жилах похолодеть. Из перевернувшегося при столкновении с пожарной машиной микроавтобуса вылезали окровавленные и пораненные люди, и тут же бросались на толпу, явно желая попавшихся им на пути людей сразу убить…
– Уходим отсюда, –
 
 в больнице

Хаос, царивший в приемной центральной больницы, удивил их обоих. В самом начале дня, перед выходными, к тому же с утра… такого в больнице их небольшого городка не бывало никогда.
И только войдя в кабинет, они, наконец, успокоились. А вот встретивший их врач, напротив, выглядел слишком растерянным…
– Что сегодня творится, хоть кто-нибудь может мне объяснить? – почти с ходу спросил он, осматривая руки Анжелы уставшими от бессонной ночи глазами. – Только что я имел дело с двадцатилетней особой, которую пытался съесть ее мопс! Вы можете себе представить такое? Пусть даже шумная, но довольно маленькая домашняя собачка безудержно пыталась прикончить свою хозяйку, ее парня, будущую свекровь, и даже вышедших на шум соседей, которые никак не могли ее остановить! Кстати, хозяйка сказала, что собаку пришлось убить. И это не смотря на то, что она была всеобщей любимицей… вы можете себе представить, что это был единственный выход для такого крохотного существа?
Доктор проверил наложенную на правую руку Анжелины повязку, и начал забинтовывать вторую руку, продолжая все так же устало и монотонно говорить:
– Но сходят с ума не только животные, вот в чем загадка! Я слышал о паре бомжей… поваре, набросившимся на официантку, и прокусившим ей локоть чуть ли не до крови… а еще о полицейском, который забыл обо всех правилах своей профессии, и ни с того ни с сего решившего поубивать голыми руками и зубами всех присутствующих в полицейском участке. Я просто в шоке от того, что случилось! Кстати, вы видели, сколько скопилось народу в приемной? – он говорил это не останавливаясь, продолжая между делом бинтовать руку Анжелины, но словно рассуждал сам с собой, не ожидая ответа. – Ладно, можете ничего не отвечать, но я готов сбежать из этого сумасшедшего города прямо сейчас, потому что тут явно творится что-то неладное. Если забыть о том, что подобное не реально для жизни, все происходит как в самых настоящих фильмах ужасов. Просто мистика какая-то, и я готов поклясться, что это еще не конец…
Закончив с перевязкой рук Анжелины, он устало вытер со лба пот, и охрипшим голосом посоветовал:
– Ладно, денек походите так, милочка, а потом приходите ко мне на прием. Посмотрим, что будет. А теперь извините, мне надо заняться другими людьми, но я слышал об одном пациенте, у которого после подобного случая внезапно повысилась температура. Причем куда раньше времени, если бы это было от обычного укуса животным. Вот вам лекарство на экстренный случай… если наступит жар раньше часа-двух после укуса, примите его, и сразу же бегом ко мне. Я полагаю, что возможно, эта какая-то новая эпидемия с участием передачи от животных к людям, и обратно. Надеюсь, все будет в порядке… приедете домой, отдохните, а вы молодой человек, понаблюдайте за ней, если она вдруг уснет.
– Непременно, док, – кивнул Низами, выводя Анжелину из кабинета в шумящую и ругающуюся от боли, злости и слез приемную больницы.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросила Анжелина уже когда они оказались на улице. – О чем, по-твоему он говорил?
– Не знаю, – мрачно ответил Низами, садясь в кабину авто. – День у них выдался тяжелый, вот и все.
– Но кошка! Что с ней случилось? Я столкнула ее за окно и закрыла. Куда она делась, я не видела, но она вела себя так же, как та собака, про которую говорил доктор.
Низами помрачнел, подумав о том, что Анжелина права, и вечер испорчен.
– Давай заедем в магазин и вернемся домой, – предложил он, натянуто улыбнувшись. – Обещаю, я посмотрю, куда делась кошка. Всему должно быть логическое объяснение.
– Хорошо, – кивнула Анжелина, и отвернулась, глядя на несколько столбов черного дыма от пожаров.
Остаток дороги они ехали молча, не решаясь говорить о случившемся. Низами лишь с грустью потрогал карман, где лежало обручальное кольцо для Анжелины.
Мимо них, обгоняя по встречной полосе, проехала колонна пожарных машин, скорая помощь и полицейские, следовавшие за фургоном ОМОНА. Низами выругался. Задний борт фургона был покрыт кровью.
– Черт, они что, действительно с ума посходили?
– Ты о чем? – обернулась Анжелина.
– Все в порядке, – успокоил Низами. – Наверное, это краска.
 

У затухающего костра, среди ярких звезд, он сделал ей предложение, прекрасно помня, что жизнь скоротечна, и в ней нужно спешить сделать что-то хорошее.
Жизнь продолжалась.
Глядя на свою Анжелину, Низами думал только о том, что теперь у них все будет просто прекрасно.

 

 

 "Демоны Апокалипсиса"

Когда демон закончил свое дело, от Стаффи не осталось почти ничего, что можно было бы предать погребению. Лишь груда обглоданных и искромсанных его мощными челюстями костей, да еще череп, скалившийся окровавленными зубами в свете полной луны. После чего насытившийся демон ушел, а я остался один в своем тайном укрытии, наблюдая за тем, как он открывает свой темный портал.
Вообще-то, я уже знал, что это портал в какой-то неведомый человечеству мир, и был настороже.
Понимая, что я единственным, кто видел его, и остался при этом в живых, я присмотрелся к тому месту, где находился портал. И вдруг я понял, как попасть в его мир! Это был едва заметный разрыв прямо в воздухе над останками Стаффи, и я знал, что хочу его уничтожить.
После того, как демон ушел, я не посмел сразу выйти из того места, где спрятался. По правде сказать, мне даже смотреть было больно на Стаффи, а уж стать приличной добавкой к ужину демонов я и вовсе не собирался. Неотрывно глядя на мерцающий сполох в том месте, где демон исчез, я выжидал, боясь что он, или какой-либо другой демон снова появится здесь, выйдя к нам из своего Мира. Учитывая невероятную силу и проворность увиденного мной демона, я понимал, что моя осторожность была здесь явно не лишней.
Судя по всему, мне действительно повезло. Стаффи успел закричать перед тем, как на него напал этот демон. Я был уже на подходе к поляне, где он меня ждал со топором для заготовки на зиму леса, и я успел спрятаться в ближайшем кустарнике, из которого и наблюдал ужасную для любого человека картину. Но мне повезло еще и в том, что вход в демонский Мир был заметен только под этим углом, и если бы я находился в каком-нибудь другом месте, я бы ничего не увидел…
Выждав для гарантии еще полчаса, и убедившись, что других демонов поблизости нет, я вышел из укрытия, и осторожно подошел к тому месту, где видел свечение.
Я видел, что демон что-то обронил перед тем, как уйти в свое Темное Царство, и подняв этот предмет подумал о том, что он может быть ключом к переходу, который открывает темный портал.


© ООО«Компания». 2014 г. Все права защищены.